Кто, если не мы! Продолжение

Опубликовано 17 February, 2009 | admin

Издалека было заметно, что на поверхности воды барахтается человек.
— Быстро туда! — распорядился Капранов.
В воде плавал капитан судна. На нем был спасательный жилет.
Капитан, ошарашенный катастрофой, оглушенный при падении в воду, не сразу сообразил, что пассажиров у него на борту было четверо.
— Девочки! — закричал он. — Там в каюте девочки!
— Час от часу не легче. — Капранов, не раздумывая, бросился в воду.
Мутная, смешанная с илом, который подняла со дна буря, вода обволакивала, затуманивала все вокруг. Ничего не видно.
А главное, в палубных постройках частных яхт была разная архитектура. Где вход? Искать только на ощупь.
То, что лодка еще плавала на поверхности, обнадеживало. Значит, внутри, скорее всего, именно в каюте, сохраняется воздушная подушка. Но почему девочки сами не выбрались? Может, без сознания? Может, уже утонули?! Напуганы и боятся выплыть самостоятельно? В любом случае, надо нырять.
Водохранилище было все еще неспокойно. Ил все более густым потоком поднимался со дна. Юрий нырнул первый раз. В желтой полутьме нащупывал дверь каюты. Ничего. Оттолкнулся, вынырнул, продышался. И снова вниз.
Опять бесполезный поиск. «Держись! — мысленно говорил он то ли себе, то ли девочкам, которые находились в каюте. — Где же этот чертов вход?! Понастроили!»
В третий и четвертый раз нырял уже через силу. Мыслей никаких. Лишь бы закончилось это все скорее. Воздух в легкие набирался все труднее и заканчивался быстрее. Но Капранов продолжал нырять. И без того видимость плохая, а тут еще темнело в глазах от нехватки кислорода. Наконец рука провалилась в дверной проем.
Откуда и силы взялись! Капранов поднырнул и выскочил пробкой в каюте, стукнувшись обо что-то головой. Он увидел перед собой обезумевшие от страха детские лица. Девочки уже не надеялись на спасение.



Капранов с трудом отдышался. Подобрался к ним:
— Мы сейчас быстро отсюда выберемся. Поднырнем, окажемся на воле, а там нас подберут. Я уже вызвал подмогу. Тут проплыть совсем немного.
— Я не смогу, — твердила одна из них.
— Сможешь. Я ведь буду тебя держать. Ты только сейчас вдохни поглубже, выдохни и еще раз так сделай. Легкие провентилируй. Все будет хорошо. Неужели, ты думаешь, я тебя не вытащу отсюда?
Девочка немного успокоилась. До этого она запаниковали в узком пространстве воздушного мешка. Привычная каюта была перевернута вверх ногами, веселая прогулка обернулась страшной подводной ловушкой, в которой стремительно заканчивался воздух. Что они только не передумали. И рядом никого из взрослых. Забыли о них? И вдруг вынырнул рядом красный от беспрерывного ныряния человек. Уверенный, спокойный.
Они нырнули вместе. Юрий направлял девочек к двери, подталкивал сзади. Они быстро выбрались.
Юрий с радостью заметил борт омоновского катера. Сил доплыть до берега самостоятельно у него уже не оставалось. Он вместе с девочками забрался в катер.
Когда Юрий узнал, что его собираются наградить медалью «За спасение погибавших», то искренне недоумевал:
— Что я особенного сделал? Так бы любой поступил...
Сотрудники ГИМС и их силовая поддержка — омоновцы на воздушном и водном транспорте — в спасательных жилетах, на которых стоит грозная аббревиатура — ОМОН, вынырнут неожиданно, будут гнаться за нарушителем до победного конца.
А если не хватит мощности омоновских гидроциклов, то можно просто проследить, где, в конце концов, причалит нарушитель (бензин-то у него рано или поздно кончится), и задержать его уже на берегу.
Однажды вот так, по водохранилищу, пришлось гоняться за катером одного известного чиновника. Накануне у него сотрудники ГИМС отобрали права, а на следующий день он опять катался на катере. Останавливаться на взмах флажка омоновцев не стал, прибавил ходу. Когда бензин закончился, причалил к берегу, где отдыхали его родственники.
Омоновцы припустились за ним по берегу.
— Ребята, вы откуда? — ошарашенно поинтересовался он.
— Мы из ОМОНа!
— А чего вы здесь делаете? Откуда у вас такая техника?
— Работаем. Ваши документы, пожалуйста.
Часто, когда называлась сумма штрафа — тридцать рублей, хозяева катеров и гидроциклов начинали бегать по пляжу и спрашивать:
— Мужики, у кого мелочь есть?
Пытались совать доллары. Но никто: ни ОМОН, ни инспектора — денег не брал. Стояли на своем. Тут уж дело принципа и чести.
— Штраф тридцать рублей. — И дело с концом. Омоновцы с проверками ездят по яхт-клубам вместе с
инспекторами. Выезжают по жалобам отдыхающих, если в местах для купания катаются на гидроциклах. Одно время по этой причине было много несчастных случаев. Но когда на воде появились сотрудники ОМОНа, резко снизилось количество смертельных исходов.
Начальник московского УВД на воздушном и водном транспорте генерал-майор милиции Алексей Близнюков:
«В последние годы терроризм превратился в серьезную общегосударственную проблему. Преступления террористического характера, как правило, отличаются тщательной подготовкой и изощренностью. Как показывают последние события, угроза и совершение терактов на объектах транспорта выходят за пределы Чеченской Республики, а значит, эта проблема требует еще больших усилий от правоохранительных органов.
Антитеррористические мероприятия нашим УВД проводятся систематически, а не после терактов. В частности, сотрудниками УВД и нашими омоновцами в аэропортах столицы осуществляется так называемый встречный досмотр воздушных судов. Особое внимание уделяется рейсам из Северо-Кавказского региона, Закавказья и Средней Азии. В местах наибольшей концентрации пассажиров обеспечено круглосуточное наблюдение с применением систем видеоконтроля.

Комментарии

Нет комментариев. Вы можете быть первым!

Оставить комментарий